Старый фиат как жигули
Перейти к содержимому

Старый фиат как жигули

  • автор:

Fiat 124 vs ВАЗ-2101 «Жигули»: как советские инженеры сделали копию, которая была круче оригинала

Одни ругали ВАЗ-2101 за мотор, другие за подвеску, третьи были недовольны качеством кузовных работ. Многие называли «Жигули» копией Fiat 124, но при этом усади любого из критиков за руль «оригинала», те со слезами вспоминали бы нашу «копейку». Недостатки, конечно, были, но советским инженерам пришлось в прямом смысле раздолбать о наши дороги дюжину именитых автомобилей из Западной Европы, прежде чем остановить свой выбор на относительно крепком Fiat 124. И тот претерпел более 800 изменений, прежде чем с конвейера сошел первый ВАЗ.

Саша Эпштейн

Самое главное отличие между «копейкой» и 124-м не во внешних деталях, их мы еще обсудим, а в технике. Поставь Советы на конвейер Fiat как он есть — жди, товарищ, беды. Развалился бы нежный «итальянец» на отечественных ухабах — никакая мама миа не узнает! Отечественные испытатели среди прочих отмечали очень слабый кузов, нередки случаи, когда во время пробегов появлялись усталостные трещины на соединении центральной стойки с днищем. Обратите внимание на ребра жесткости Fiat 124 (слева): Эй, рагацци, да у нас пленочные парники на дачах крепче ваших капотов! К слову, после доработок кузов ВАЗ-2101 прибавил в весе — 955 кг против 855 кг у Fiat 124.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

ВАЗ-2101

oldtimer-youngtimer.hu

По контракту, итальянцы нам строили завод, а мы им отгружали сталь. И это был эпический провал: в Турин металлопрокат приезжал уже ржавый, чего уж говорить об устойчивости кузовов к гниению.

ВАЗ-2101

oldtimer-youngtimer.hu
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Подкапотное пространство Fiat 124. И вроде ничего необычного, разве что корпус воздушника какой-то чудаковатый и расположен непривычно сбоку. Однако, начинаешь всматриваться и понимаешь — машина-то другая! Берите, говорили итальянцы, наш нижневальный движок. Ну, да, конструкция не передовая, зато проверенная. Нет, упрямились советские инженеры, мы построим свой современный агрегат, круче вашего.

ВАЗ-2101

oldtimer-youngtimer.hu
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

. И построили! Наш двигатель отличался верхним расположением распредвала и увеличенным межцентровым расстоянием цилиндров. Мотор получился более мощным (64 л.с. против 60 у 124-го) и тяговитым (пик момента подрос с 87 Нм до 89 Нм). Вместо горизонтального карбюратора Solex было решено использовать вертикальный Webber, больше известный у нас как «Озон». Крыльчатка вентилятора у Fiat ничем не защищена, а у ВАЗ-2101 прикрыта кожухом, да и моторчик стеклоочистителей на «Жигулях» бережно упакован от грязи. На ВАЗ-2101 каждый из двух контуров тормозной системы имеет персональный бачок.

Отдельного внимания заслуживает трансмиссия ВАЗ-2101. Дело в том, что нашим конструкторам категорически не нравилось ничего из предложенного итальянцами, а ведь те предлагали аж семь коробок передач на выбор! Но то передаточные числа не те, то надежность ниже плинтуса. В итоге на «Жигули» поставили «коробку» от Fiat 124 Sport. Машина успевала сгнить в труху и превратиться в тыкву, а трансмиссия могла проехать еще столько же. Весь момент двигателя на задние колеса передавало усиленное сцепление увеличенного на 18 мм диаметра. Оно спокойно терпело нагрузки и пробуксовки.

Какими могли быть «Жигули»

Сегодня Fiat 124 едва ли нуждается в представлении, ведь именно он стал прообразом первых «Жигулей». Вот только мало кто знает — итальянский седан мог появиться на свет совсем другим. Например, переднеприводным хэтчбеком.

«Наименее затратным решением. »

content image for: 60035

27 сентября 1963 года на стол Данте Джакозы, главного конструктора FIAT, лег конверт с пометкой «конфиденциально» — техзадание от высшего руководства компании на разработку нового автомобиля. Документ, надо сказать, прелюбопытный. И сегодня, когда грифа «секретно» на нем нет, мы можем привести его содержимое.

«Сменщик модели 1200 (мотор серии 103) должен отличаться современными линиями кузова и более просторным салоном. Однако совершенно очевидно — организация производства нового двигателя и трансмиссии потребуют громадных инвестиций, что может помешать и без того сложным планам по модернизации завода “Мирафьори”.

content image for: 60035

Наиболее простым и наименее затратным решением в таком случае будет доработка имеющейся платформы модели 1300 с использованием ее подвески и коробки передач, увеличение колесной базы на 5-6 см и установка нового двигателя серии 124. При этом новая модель должна весить на 70 кг легче предшественника, а суммарная стоимость всех компонентов должна быть на 100 тысяч лир меньше, нежели у Fiat 1300».

Если вчитаться в эти строчки внимательно, становится понятно — новую машину итальянцы собирались построить малой кровью. Сами посудите — берем за основу старенькую, но проверенную платформу, немного наращиваем габариты, ставим свежий мотор и украшаем все это другими кузовными панелями. Кушать подано!

content image for: 60035

Передний разворот

И это при том, что середина 60-х в европейcком автопроме — время больших перемен: новые технологии, новые материалы, а главное — новый взгляд на вопросы компоновки. Получалось, пока англичане и французы вовсю двигали в массы передний привод, FIAT предпочитал отсиживаться на старом багаже.

content image for: 60035

Главному конструктору туринского автогиганта все это, конечно, не слишком нравилось. Данте Джакоза, навсегда вошедший в историю автомобиля как один из создателей легендарного Fiat 500, в то время считался главным в Италии апологетом переднего привода.

Собственно при его активном участии создали прототип Fiat 123 E1 с передними ведущими, поперечно расположенным мотором и разноразмерными приводными валами. Впоследствии эти наработки легли в основу серийной Autobianchi Primula — первой переднеприводной модели концерна FIAT. Надо сказать, «Аутобьянки» традиционно стоили чуть дороже аналогичных по размеру «Фиатов», но на них частенько обкатывались оригинальные технологические решения.

content image for: 60035

Что ж, эксперимент с передним приводом удался — «Примула» зацвела. Автомобиль весьма радушно приняли публика и пресса. На волне успеха Джакоза продолжил эксперименты с проектом 123. Причем его последняя инкарнация — E4, четырехдверный, переднеприводный седан, — как казалось Данте, станет достойным сменщиком и давно пережившей свой век модели 1200 Granluce, и разве только чуть более современному Fiat 1300. Но на самом верху решили иначе.

Не раскачивайте лодку!

Мудрый Джакоза, конечно, не стал открыто спорить с начальством, а решил действовать хитрее. Первые предложения по модели Fiat 124, получившей цифровое обозначение по индексу нового двигателя, Данте представил на суд высшего фиатовского жюри, включая президента Витторио Валетту, в конце декабря 1963-го.

Колесную базу по сравнению с донорским Fiat 1300 удлинили на 5 см, колею расширили на 4 см. Все в точном соответствии с инструкцией сверху. Правда, во время обсуждения макета итальянское «политбюро» распорядилось еще немного увеличить габариты, кроме того, все окончательно сошлись на использовании трансмиссии от модели Fiat 1300.

content image for: 60035

И тут же Джакоза начал бомбардировать начальство соображениями на счет перспектив, вернее — их отсутствия, заднеприводной концепции.

Машина очень быстро потеряет привлекательность для покупателей, — взывал к разуму Валетты и Ко умудренный сединами инженер. — Ее консервативная конструкция может устареть еще до того, как машина встанет на конвейер!

Напротив, Данте всячески нахваливал проект 123 E4 («Подождите немного, в марте будут готовы первые ездовые прототипы»!), приводя в качестве аргументов солидные потребительские преимущества модели. Скажем, по простору салона 123-й на равных соперничал с престижной 6-цилиндровой моделью Fiat 1800 и при этом весил всего 750 кг.

content image for: 60035

Аргументы Джакозы выслушивались с неизменным интересом, но и только. Резкие смены курса — это вообще не стиль фиатовского руководства. Вот и сейчас Валетта решил оставить все как есть.

А вскоре в руководстве туринской компании грянули кадровые изменения. Начальником Automobile Technical Office, занимавшегося разработкой серийных моделей, назначили Оскара Монтабоне, а Джакоза в большей степени сосредоточился на работе с перспективными моделями и концептами.

content image for: 60035

content image for: 60035

По накатанной. Но на совесть

Монтабоне, в отличие от Джакозы, не стал заморачиваться досужими измышлениями о том, что классический привод уже отживает свое в массовом сегменте, а просто принялся за дело.

Кстати, над проектом модели 124, кроме его группы, параллельно трудилась и другая инженерная команда под началом Адольфо Мессори. Мы же говорили, что в плане эффективности рабочих процессов и путанной субординации FIAT середины прошлого века — это натуральный балаган.

content image for: 60035

Впрочем, капиталистическое соревнование в конечном итоге пошло проекту на пользу. Более удачным из двух конкурирующих прототипов признали автомобиль Монтабоне, зато с машины Мессори на серийный вариант Fiat 124 перекочевала задняя пружинная подвеска — легкая, комфортабельная и драйверская. И вообще, несмотря на весь скепсис Джакозы, 124-й получался далеко не таким уж отсталым.

content image for: 60035

Четырехцилиндровый рядный 1,2-литровый мотор, сконструированный Аурелио Лампреди, создателем знаменитых гоночных двигателей Ferrari и Alfa Romeo, развивал мощность 60 л.с. при 5600 об/мин и максимальный крутящий момент 87 Нм при 3400 об/мин. Для гоночных подвигов, конечно, маловато, но 20 секунд до сотни у бюджетной модели середины 60-х — это очень даже ничего.

content image for: 60035

К тому же компактные размеры мотора даже при продольном расположении позволили минимизировать свесы кузова, а щедрая прибавка к колесной базе и колее помогли скроить весьма просторный интерьер. При длине чуть больше четырех метров 124-й получил широкие боковые двери и, что важнее, вполне вместительный для четверых взрослых салон.

content image for: 60035

Небольшие колесные ниши одновременно облегчили посадку и добавили пространства в ногах сидящих спереди. Сравнительно крупный объем багажника обеспечило вертикальное расположение 36-литрового бензобака и запасного колеса.

content image for: 60035

Удачное сочетание высокой плавности хода и достаточно острой управляемости — заслуга пружинной задней подвески с реактивной трубой. Для середины 60-х — отнюдь не выбор по умолчанию, да и прежние модели «Фиата» довольствовались рессорами. Отметим также дисковые тормоза по кругу и удачный, лаконичный и чистый, дизайн, разработанный специалистами центра стиля FIAT.

content image for: 60035

Иными словами, задумывавшаяся как бюджетная модель на старом багаже, 124-й по факту получился созданной чуть ли не с чистого листа машиной. Если не считать передних фар от модели 850 и коробки передач от Fiat 1300, во всем остальном автомобиль оказался совершенно новым. Да, новичок был заднеприводным, но для надежности это даже неплохо. Ведь ресурс тех же ШРУСов в ту пору заметно уступал нынешним показателям.

content image for: 60035

Аккуратный и миловидный седан впервые представили на Женевском автосалоне в марте 1966-го, а спустя некоторое время жюри конкурса Европейский автомобиль года присудило 124-му первый приз.

Впрочем, главная победа машины датируется другим числом — 15 августа 1966 года. Именно в тот день Министерство внешней торговли CCCР и FIAT подписали соглашение о сотрудничестве в области разработки автомобиля и сборочного предприятия в Тольятти.

content image for: 60035

Надо ли говорить, что автомобилем этим в конце концов стал ВАЗ-2101, в основу которого легла так непросто рождавшаяся конструкция Fiat 124?

Братья по оружию

Fiat 124 стал одним из самых популярных в мире лицензионных автомобилей. В списке его ближайших родственников отнюдь не только «Жигули».

Как «Fiat» 124 стал «Жигулями»

Критикам отечественного автопрома, которые ругают его за заимствования, зачастую не хватает понимания, насколько сложно не только создать автомобиль с нуля, но даже и сделать «локальную» версию готовой модели, предоставленной партнером. Все знают, что ВАЗ-2101 имеет итальянские корни и является почти точной копией Fiat 124. Ключевое слово здесь именно «почти»!

Доработка иномарки под суровые советские условия отнюдь не ограничивалась заменой шильдиков, как можно было бы подумать. За этим словом стояла многолетняя работа испытателей и инженеров-конструкторов. О превращении Фиата в Жигули можно было бы написать книгу, а в рамках статьи мы приведем несколько интересных фактов из этой истории.

В СССР «дожигулевской» эпохи личный (как тогда говорили – частный) автомобиль был больше экзотикой, чем обыденностью. Дело было не только в цене: эксплуатация автомобиля была сопряжена с немалыми сложностями, а сам он был слишком немассовым для того, чтобы появиться в каждом советском дворе.

В середине шестидесятых годов высшим партийным руководством страны было принято решение по реализации собственного проекта "народного автомобиля", но не советской разработки, а лицензионного. И не потому, что «в стране атома и космоса не было умов»: конкурентоспособная даже "у них" машина благодаря экспорту могла бы помочь стране советов с поступлением таких нужных для экономики валютных средств. Иными словами, проект был задуман с изначальным прицелом «за рубеж».

Fiat 124 (более ранняя модификация)

В качестве потенциальных партнеров рассматривали несколько вариантов – в первую очередь из "содружественных" стран.

"Копейкой" вполне мог стать Renault 16, но. не договорились.

Вместо Франции выбрали Италию, а именно концерн FIAT, который предложил наиболее выгодные условия. Кроме того, на окончательный выбор зарубежного партнёра повлияли и политические соображения: как метко выразился один генсек СССР, «итальянцы нам ближе, чем французы».

8 августа 1966 года в Москве министр автопрома СССР А. Тарасов и президент FIAT В. Валетта подписали соглашение о сотрудничестве, результатом которого и стал завод-гигант по выпуску легковых автомобилей – лицензионного Fiat 124, ставшего к тому же «Автомобилем 1967 года». Однако предварительное соглашение было подписано раньше – в 1965 году, а его, в свою очередь, предварил приезд в СССР владельца FIAT Джованни Аньелли.

Новый автомобиль был первопроходцем во всем. Ведь ради него построили завод, который стал градообразующим предприятием, вдохнув в бывший Ставрополь-на-Волге новую жизнь. С 1964 года этот город в Самарской области стал носить фамилию итальянского коммунистического лидера Пальмиро Тольятти. И именно здесь начали возводить советский автогигант, что объяснялось географическим преимуществом расположения города на берегу Волги с точки зрения логистики.

Параллельно с началом строительства завода новенькие Фиаты начали гонять и в хвост и в гриву в разных климатических зонах СССР – от теплого Крыма до холодных регионов Воркуты, а также проверяли автомобили на полигоне.

Уже в самом начале испытаний стало ясно, что просто так в прямом смысле рассыпающийся на русских «автобанах» итальянский неженка на советский конвейер не встанет – требуются серьезные доработки. Например, после нескольких поездок по советским дорогам была обнаружена трещина на крыше в районе центральной стойки, что привело к отрыву стойки от боковины (!). Итальянцы в спешном порядке начали дорабатывать как кузов, так и другие узлы автомобиля, адаптируя его к новым условиям эксплуатации. Модернизированной версии присвоили индекс «R» (Russia).

В процессе усовершенствований советские конструкторы выяснили, что у автомобиля с индексом 124 есть семь или восемь модификаций трансмиссии, отличающиеся характеристиками передаточных чисел и выносливостью. После ряда испытаний было принято решение использовать более прочные синхронизаторы от коробки передач модели 124 Sport. Вероятно, именно поэтому коробка всегда была одной из самых надежных деталей первых Жигулей.

Снаружи отличить истинный Фиат модели 124 от «копейки» легко и просто благодаря дверным ручкам: у итальянского автомобиля они выступающие, "под естественный хват", в то время как у Жигулей – травмобезопасные. Такие ручки, кстати, появились и на поздних модификациях 124-го. Еще одно отличие – более массивные клыки бампера, опять же вполне фиатовские, причем в прямом смысле (на части автомобилей 1970-1971 гг. из-за нехватки комплектующих ставили детали итальянского производства от Фиатов).

В качестве названия для новой советской малолитражки неравнодушные граждане предложили почти 50 000 (!) вариантов. Новорожец, Катюша, Аврора, ВИЛ-100 и даже Директива – каких только идей не было! Однако в качестве окончательной версии было утверждено "географическое" название Жигули. Причем для экспорта его пришлось заменить на более благозвучное "Lada", поскольку иностранцам даже прочитать слово "Жигули" было сложновато. Не говоря уже о том, что этот бесхитростный, казалось бы, советский топоним созвучен слову Gigolo, который на множестве языков мира (включая русский) используется для обозначения, скажем так, мужчин «легкого поведения».

ВАЗ-2101 1970 г. с «фиатовскими» клыками

Самые важные отличия Жигулей от Fiat скрывались внутри. Главное – это "сердце". Двигатель ВАЗ-2101 отличался от "донора" иным межцентровым расстоянием цилиндров и верхним расположением распределительного вала вместо нижнего. Это решение советская делегация «подсмотрела» на испытательных стендах в Италии, хотя сами итальянцы настаивали на устаревшей схеме. Однако советская сторона категорически отвергла «нижний вал». И как показывает мировая практика следующих сорока лет, сделала это правильно. Ведь в дальнейшем распределительный вал перекочевал в головку блока цилиндров абсолютно на всех аналогичных автомобилях.

Справедливости ради стоит заметить, что прогрессивное нововведение первые лет десять стоило немало сил, слез, рублей и нервов владельцам "копеек" – проблему быстро изнашивающихся распределительных валов технологически удалось решить только к 1982 году, а уж психологически. Чтобы лучше понять масштаб бедствия: в семидесятые годы Жигули на стоянке могли вскрыть для того, чтобы украсть распредвал.

Двигатель ВАЗ-2101 с верхним расположением распредвала

Кроме радикальных изменений в моторе, "русский Фиат" также получил увеличенный до 200 мм диаметр накладок сцепления, доработанную коробку передач, усиленную переднюю и модернизированную пятиштанговую заднюю подвески колес. Главное же отличие "копейки" от Фиата в задней части было скрыто под колесными дисками – вместо "легко забрызгиваемых жидкой грязью тормозных дисков" (из отчета испытательной комиссии) применили проверенные временем (и затем проклятые тысячами владельцев) архаичные барабанные тормоза.

Модернизированную «копейку» легко отличить по «дырявой» передней панели и отсутствию клыков на бамперах

Интересная деталь: в процессе испытаний по фиатовской методике Stop&Go с многократными пусками и ездой на полупрогретом двигателе в диапазоне низких температур (до -32..34 по Цельсию в январе-феврале 1969 года в окрестностях Москвы!) было выявлено, что уровень масла в картере всего за неделю повышается на 1,5-2 см из-за попадающего в него бензина из переобогащенной топливовоздушной смеси. К тому же это приводило к смыванию масла со стенок цилиндров, что, в свою очередь, многократно ускоряло износ цилиндропоршневой группы.

В процессе совместной разработки смазки для двигателя оказалось, что… экспериментальные советские образцы оказались лучше зарубежного масла! Поначалу итальянцы даже не поверили и, по легенде, тайком от русских отправили чудо-смазку самолетом в Турин. Оттуда подтвердили: «жигулевское» масло действительно лучше выдержало жесткие испытания Stop&Go. Кроме того, испытания морозом показали, что в доработках нуждаются и чехлы шаровых опор и рулевых тяг, которые теряли эластичность и просто рвались.

Поздний Fiat 124 Special по многим элементам напоминает модификацию 21011

Несмотря на заметные изменения по сравнению с оригиналом, первые ВАЗ-2101 собирали с большим применением импортных деталей, разумеется, итальянского производства. Впоследствии производство все больше "локализовалось", а к 1974 году присутствие итальянцев в Тольятти стало и вовсе неощутимым.

К слову, именно тогда на ВАЗе начали выпускать собственный "фейслифт" ВАЗ-2101 – версию с индексом 21011. Она отличалась как более мощным двигателем объемом 1,3 л, так и некоторыми косметическими изменениями во внешности и интерьере. Причем именно в таком виде модификация 21013 с двигателем 2101 объемом 1,2 л (да-да, тем самым, что встал на конвейер в 1970 году!) выпускалась на ВАЗе аж до 1988 года.

Впрочем, предок 124-го в дальнейшем производился не только в СССР или России: под разными названиями и в самых различных уголках мира бывший Fiat 124 выпускался еще долго, лишь немного "не добрав" до полувекового юбилея в качестве нового автомобиля. Всего же на просторах бывшего СССР разными заводами было изготовлено около 15 миллионов (!) заднеприводных автомобилей, ведущих свою родословную от итальянской малолитражки середины шестидесятых.

Именно благодаря «советской прописке» четырехколесный гражданин мира 124-й модели наряду с Ford T и Volkswagen Kafer стал одним из наиболее массовых автомобилей за всю мировую историю.

ВАЗ-2101 выпуска до 1974 года легко отличить по круглому зеркалу, расположенному на крыле

Испанская «двойка» – Seat 124 Familiare

Premier – «копейка» по-индийски

«Шестёрка» и «семёрка» – самые массовые по выпуску модели на базе Fiat 124.

Когда копия превзошла оригинал: чем «Жигули» были лучше FIAT-124

Когда копия превзошла оригинал: чем «Жигули» были лучше FIAT-124

Споры на данную тему могут немного остыть, если вспомнить, что корни жигулей – все-таки итальянские. С этим никто и не спорит: так было изначально задумано. В основе первых жигулей ВАЗ‑2101 – именно FIAT-124, который в 1966 году был признан автомобилем года в Европе. Выбор прототипа для советского автомобиля тогда определяли не только технические обстоятельства, но и политические. FIAT-124 был вполне современным, простым и практичным автомобилем. Его классическая заднеприводная компоновка была понятна тем, кто принимал решение о контракте с итальянцами. Передний привод начальниками тогда не воспринимался как класс. А хорошие отношения с итальянской компартией окончательно убедили политиков в правильности принятого решения.

Когда копия превзошла оригинал: чем «Жигули» были лучше FIAT-124

Любопытно, что даже сегодня споры насчет идентичности «копейки» и 124-го Фиата продолжаются. Между тем есть факт: в готовом виде итальянская машина нам категорически не подходила. В ходе первых испытаний она, что называется, разваливалась на куски. Древний нижневальный двигатель, к счастью, удалось поменять на верхневальный в ходе непростых переговоров, когда итальянцы неожиданно уперлись. Но и помимо двигателя недочетов хватало.

Когда копия превзошла оригинал: чем «Жигули» были лучше FIAT-124

Начинаем загибать пальцы. В коробке передач усилили синхронизаторы. Увеличили диаметр сцепления: 200 мм вместо итальянских 182 мм. Наши спецы отлично понимали, что качество советских накладок будет, скорее всего, нестабильным, а буксовать многим придется часто. В передней подвеске усилили практически все, включая рычаги и пальцы шаровых опор. От новомодных задних дисковых тормозов отказались, предпочтя им барабанные как более устойчивые к попаданию грязи. Отметим, что на первой модели каждый из раздельных контуров тормозов имел свой бачок для тормозной жидкости – для удобства ремонта и обслуживания. У фиата бачок был единый. Заднюю подвеску также переделали: она обрела пять штанг.

Когда копия превзошла оригинал: чем «Жигули» были лучше FIAT-124

Вазовский мотор был мощнее фиатовского – 64 л.с. против 60 л.с. Подрос и крутящий момент. Салоны почти не отличались, хотя обладатель жигулей, попавший за руль 124-го, сразу бы обнаружил, что датчика температуры охлаждающей жидкости в правой части щитка нет – вместо него стоит очередная контрольная лампа. Сам кузов существенно усилили во многих местах – в итоге машина потяжелела на 100 кг. Даже усилителей капота на Фиате меньше, чем у Жигулей, а их профиль тоньше. Впрочем, все это компенсировалось увеличением мощности двигателя.

Когда копия превзошла оригинал: чем «Жигули» были лучше FIAT-124

Езда на 124-м по дорогам, далеким от идеальных, мгновенно расставляет все по местам. Кузов весь дышит, энергоемкость подвески – никакая, а из пассажиров вытряхивается душа. Посадка – плохая: спинки сидений… не регулируются! Если езда на жигулях практически с любой скоростью доставляет удовольствие, то на Фиате в тех же условиях порой становится откровенно страшно.

Когда копия превзошла оригинал: чем «Жигули» были лучше FIAT-124

В целом вывод простой. При очевидном внешнем сходстве жигули получили множество грамотных и продуманных изменений, позволивших тольяттинским машинам в течение многих десятилетий фактически царствовать на наших дорогах. Мало того, не случайно те же итальянцы в первые годы наложили вето на продажу Жигулей на рынках Западной Европы!

Когда копия превзошла оригинал: чем «Жигули» были лучше FIAT-124

Все просто: автомобиль за те же деньги оказался лучше.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *